28.04.2020
Young Adult: жанр или возрастная категория?
Автор
Марина Козинаки
Прошедший год принес поклонникам Young Adult волну новых историй. Сразу в нескольких издательствах появились серии с пометкой YA, на рынок хлынули переводные книги, а некоторые редакции объявили open call, чтобы найти русских авторов, которые пишут для молодых взрослых. Русский YA уже существует, но ещё не так популярен.
Не утихает спор, что же такое Young Аdult — жанр, совокупность жанров или возрастная категория? Сложность определения как раз и состоит в том, что здесь важно всё! Начнём с возраста. Ошибочно считать YA подростковой литературой. Эти книги ориентируются на читателей 15-25 лет, но при этом интересны многим взрослым, далеко ушедшим за верхнюю возрастную границу. В чём же дело? Заглянем в восемнадцатый век: детство, как институт, со специальной литературой и одеждой выделяется только сейчас. До этого развлекательных книг для детей не писали, а одевали и мальчиков, и девочек в копии взрослых платьев. В середине XX века выделяется ещё одна новая группа — молодежь, то есть те самые подростки. Появляется подростковая одежда и мода.

Известно, что сам термин young adult впервые употребила британская писательница и критик Сара Триммер в 1802 году по отношению к читателям своего журнала 14−20 лет, «молодым взрослым». Однако о подростке и его проблемах как таковых первой заговорила американская писательница Сьюзан Хинтон. В 1967 году она издала роман «Изгои», экранизированный самим Ф. Ф. Копполой, после чего начался «золотой век» жанра, пришедшийся на 70−80-е гг. Книги того времени, написанные в жанре реализма, всё более углублялись в табуированную тему подростковых проблем, но по очевидным причинам были почти недоступны в России. Впрочем, скоро истерия поутихла вплоть до 90-х, когда в литературу ворвались Джоан Роулинг, Стефани Майер, Джон Грин. И российский читатель наконец-то смог оценить все прелести young adult.

Первой ступенью современного бума YA был «Гарри Поттер». На глазах у поклонников волшебная сказка о мальчике-сироте превратилась в историю, где обсуждаются серьёзные вещи и не понарошку гибнут герои. Герой, которого читатели знали еще мальчиком, становится юношей, которого, помимо тяжелого наследия, интересует всё, что интересует юношей: любовь, положение в обществе, доверие наставников; на это накладывается множество травматических переживаний. Самое интересное, что читатели взрослели вместе с героем — и переходили из одной возрастной категории в другую. Потом появились «Сумерки», ориентированные уже сразу на поздний пубертат, причём скорее девичий: утонченная эстетика вампиризма, помноженная на социопатию и мечты о загадочном мужчине.
Примерно в это же время слово «кидалт» входит в словарь, взрослые открыто признаются в любви к мультфильмам, перестают считать зазорным разбираться в сортах Халка и больше не оборачивают «Гарри Поттера» в непрозрачную обложку в метро. Период взросления растягивается, и вот уже человек, часто всё ещё зависящий материально от родителей, может самостоятельно конструировать свою идентичность, участвовать в политической жизни и выбирать свой дальнейший путь. Нормальным становится даже после университета не знать, кем хочешь стать, когда вырастешь; кардинально менять профессию; выбирать фриланс и зимовку в теплых странах; не иметь машины или бизнеса. Нормально сталкиваться с этими же самыми вопросами в тридцать. Мы стали дольше взрослеть, появилось больше времени и потребности в рефлексии. Отсюда и потребность в книгах, герой которых переживает похожий опыт.

Но что же именно проживает герой? YA — это книги про острые углы. Честные, открытые, иногда откровенные. Они рассказывают об опыте столкновения. В них много искренности, порой наивности, а порой — и боли. Они ставят молодого героя лицом к лицу с проблемой. Психические расстройства, лгбт, сепарация от семьи, нетерпимость, буллинг, переживание детских травм, насилия — всё это темы YA. Это наблюдение за формированием травмы или за её преодолением. И само наличие этой острой, обнажённой сложности будто бы создает отдельный жанр. Любые книги, написанные для аудитории 16-25 лет могут считаться YA? Скорее всего, нет. Любые книги на эти темы — YA? Опять же, нет.

Книги YA пишутся не только в жанре реализма, но и в других жанрах. Рынок заполнен фэнтези, приключениями, фантастикой, мистикой и детективами. Значит, YA — это не просто жанр, а все-таки совокупность жанров? Что ж, пожалуй, и это правда. Внешний мир сейчас очень похож на антиутопию, и люди ищут в литературе что-то более стабильное, мечту о чём-то хорошем, эмоциональную яркость, которая помогает отрешиться от дистопической реальности. Чтение о герое, который переживает сходные проблемы и справляется с ними, действительно может поддержать, особенно тех, кто оказался в социальной изоляции. YA-книги обладают мощным терапевтическим эффектом. И это не может не привлекать к ним всё новых читателей.
Если коротко, то почему YA на пике популярности по всему миру?

• Появление новой жадной до чтения группы - подростки, которым нужно про них и про их сегодня

• Расширение возрастных рамок периода поиска себя и места в мире

• Больше не guilty pleasure, спасибо, мама Роулинг!

• YA как терапия

Young Adult часто ругают за отсутствие глубины, за недостаточно тонкую работу с языком, за излишнюю прямоту. Мы уверены, что всё это можно соединить в одном произведении: остроту и неприкрытость проблемы, искренние переживания, несколько уровней смыслов и, конечно, стилистику языка. С нетерпением ждем новых YA-книг!
Читай истории от лучших авторов в приложении
Made on
Tilda